Уйти, чтобы вернуться!

…Легко спуститься в Аверн,

Дни и ночи двери мрачного Аида остаются открытыми;

Но вспомнить свои шаги и пройти к высшему свету —

В этом задача и в этом труд…

Вергилий, «Энеида», VI, 126—29

Раньше меня спрашивали, почему я не смотрю фильмы. «Зачем мне фильмы, ведь жизнь вокруг», — отвечал я.

Ныне изредка посещаю кинотеатры, без особых ожиданий к сценарию фильма, но с целью эмоциональной разрядки. Ну чем не психотерапия?

Невообразимо люблю солнце, невообразимо люблю утро. Инвестирую себя в бессмертную природу жизни, люблю концепцию жизнеутверждения. В русской культуре её много.

Вот такая история со мной приключилась…

Начало

Конец 1988 года. Мне включили «тумблер», стою перед окном, вдали поля с рожью и березовые рощи. Кажется, еще видел горы, но у нас в местности, в Западной Сибири, их нет. Дети склонны придумывать и фантазировать.

Внутри ощущение безграничного и бесконечного источника энергии, даже не возникает вопросов, хватит ли её. Бездонное ощущение праздника. Всё вокруг сказочное. Казалось, это будет длиться вечно…

Я не думал о том, кто я, просто был. Пировал и пребывал в экстазе, другого ничего не было.

Зарождение капсулы

В таком завершенном и богатом состоянии находился я не долго. Попал к людям, первая боль. Именно эта боль была настолько сильна, что не выдержал её. Насколько сладкой и безграничной была радость жизни, настолько могущественной и подчиняющей оказалась боль. Вот тут я совершил первую ошибку, в тоже время, на тот момент, у меня не было выбора:

Решив, что меня бросили, что мир не мог так поступить со мной, первым делом, проклял родителей, далее проклял Бога. Появление первой обиды, которою не мог отпустить долгое время, воздвигло первую стену.

Именно здесь, в этом акте отступничества, на фоне зашкаливающих чувств обиды, страха, сопутствующих мыслей, образов, я подписал долгий контракт на жизненный сценарий жертвы. Еще долго на меня будет «идти охота»…

Развитие и рост концепции небытия, «сатанизм»

Мне нравится оперировать с философскими категориями и образами. Когда говоришь на многомерные темы, их сложно описать в виде простой инструкции.

Там, где нет места Первоисточнику, Изначальному свету, там есть место для Искаженного света. И не то, чтобы место может быть пустым, Искаженный свет там сразу появляется. Его нет, потому что есть только Изначальное, но в тоже время, он есть, поскольку верит в него сомневающийся….

Этот период был увенчан постепенным упадком здоровья, жизненных сил. В копилку обиженного на жизнь летело всё, что могло подкрепить идею несправедливости, испорченности мира. Окружение было подобрано подобным образом. Мы играли в свои игры.

Конечно, моменты просветления были. Но отличить одно от другого я не мог. Об интуиции и чувственности речи не было. Не было меры различения и не было иерархии. Тому была своя причина.

Завершающая стадия разделенности

Самоотверженно шел я к концу. И был ли это я? Или уже сам путь бросал меня на тот алтарь, что воздвиг я в детстве.

На этой стадии радости уже не было. Желание умереть по-легче. Но я мечтал вернуться, вернуться хотя бы к тем крохам, что у меня были вначале. К утренним пробежкам, музыке…

Смерть искаженного, возвращение назад

На момент смерти прежнего пути у меня ничего не было. Вообще ничего. Отсутствие выбора, порой, лучшая свобода выбора!

В тот момент вокруг меня сложились все условия, чтобы я сделал выбор. Все таки, вариант свернуть назад, в прошлое, был.

Принятое решение попробовать иной, новый путь — это было первым поступком силы. Центром кристаллизации Пути Возвращения…

Предыдущая запись Путь нищего и путь богатого
Следующая запись «Под кофеином»

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности